Uni News
1308

Через интернет легко «употреблять» музыку или фильмы

Создать вымышленную вселенную, в правдоподобности которой перестаешь сомневаться уже после первой прочитанной страницы, по плечу далеко не каждому фантасту. Дмитрий Гяуховский — один из немногих, кому это удалось. Его романы «Метро 2033», «Сумерки», «Метро 2034» собрали вокруг себя многочисленное интернет-сообщество. Писатель прогнозирует будущее литературы и рассуждает о судьбах человечества.

О смерти литературы

Через интернет легко «употреблять» музыку или фильмы. Именно поэтому аудио- и видеофайлы сейчас составляют основную долю сетевого трафика. Два часа проходят быстро: человек помучалея (или насладился), продукт «употреблен», мнение составлено, впечатление получено — все. А вот на книгу нужно потратить гораздо больше драгоценного времени: надо вжиться во вселенную, выстроенную автором, привыкнуть к стилю писателя, поломать глаза. Особенно непросто это делать с монитора или ПК, читать книгу на бумаге намного удобнее. Поэтому я не думаю, что книги вымрут как вид. В основном утверждения подобного рода представляют собой не всегда умные маркетинговые уловки.

Об интернет-библиотеках

Чтение книг в интернете не наносит ущерба продажам. Не настолько у меня плохо с деньгами, чтобы я ради каждого доллара сражался. Глупо и недальновидно запрещать сетевым библиотекам выкладывать тексты. Я выступаю за свободу растцюсгранения информации и считаю, что те, кто может платить за книгу, платят за нее, а те. кто не может, читают бесплатно.

О доступности произведении

Интернет только повышает конкурентоспособность того или иного произведения. Общедоступность книги, музыки или кинофильма означает лишь, что любому человеку предоставляется практически неограниченный выбор того, чем он хочет себя развлечь. В такой конкурентной среде должен победить сильнейший — либо действительно талантливый автор, либо актуальный или агрессивный. Графоманства в Сети очень много, с другой стороны, возможность написать и опубликовать свою работу — благо. Так автор может миновать препоны конъюнктуры.

О своем жанре

Сегодня меня можно назвать писателем-футурологом, но я не намерен всю жизнь связывать с фантастикой или футурологией, хотя кроме сценариев, описанных в «Метро» у меня есть кое-какие соображения о том, как может выглядеть наше будущее.

Об Алисе Селезневой

Я воспитьшалея на книгах Кира Булычева и до недавнего времени, думая о будущем, представлял его таким, каким оно описано в книгах про Алису Селезневу. Советский футуристический наивизм — так, кажется, это называется.

О будущем человечества

В ближайшие десятилетия никаких глобальных изменений не ожидается. Вспомните, на XX век возлагались огромные надежды, мыслители видели грядущее столетие как эпоху глобального гуманизма. А получили две страшные бойни в виде мировых войн. Человечество опасается войн только до тех пор, пока живы люди, принимавшие в них участие. Когда война переходит в разряд абстрактного зла, человек перестает ее бояться. Сейчас эпоха триумфа коммуникаций, новой утонченной пропаганды и PR. Никакого грядущего торжества гуманизма, правды и истины я не вижу.

Мрачные пророчества

Дальше нас ждет — если апокалипсис не грянет — все то же самое: перенаселение, ожесточенная борьба за ресурсы, ухудшающаяся экология. Население Земли растет взрывными темпами, ресурсы исчерпаемы и не возобновляемы, новостройки москвы и подмосковья снижают свои цены. Несколько сверхдержав уже скупило пол-Африки и половину Восточной Европы, Неизбежны столкновения сверхдержавы на спаде (США) и сверхдержавы на подъеме (Китай). Сейчас как, собственно, и всегда, в мировой политике царят реальные интересы, а на мозги населения воздействуют пропагандой. Европа, будем надеяться, останется островком стабильности. Но самое правильное решение, по-видимому, — уехать на Карибы и оттуда наблюдать, как мир погружается в хаос.

О будущем России

Россия окажется в той или иной степени не у дел, и нашей главнейшей задачей будет защита себя и своих территорий, потому что это тоже лакомый кусок. Я считаю, у нас нет никакой возможности противостоять ни США, ни тем более Китаю.


Top